Login
Пользователь:

Пароль:

Запомнить меня



Востановить пароль

Зарегистрироваться
Журнал > Журнал > Река жизни и поле битвы

Река жизни и поле битвы

Данные на 16.10.2010
Крови с древнейших времен придавали мистическое значение. Во многие рецепты алхимиков она входила как важнейший компонент. За окном уже двадцать первый век, но некоторые до сих пор сохранили первобытно-средневековое представление о крови. Попробуем разобраться: что такое эта "река жизни".

Кровь неоднородна. Это клетки, вода, жиры, белки, углеводы, гормоны, витамины и прочее. Если отвлечься от наукообразия и постараться на понятных сравнениях рассказать о крови, то получится вот что.

Красная гвардия

Я – эритроцит, клетка красного цвета, переносящая кислород (О2) и углекислый газ (СО2). Я круглый, немного приплюснутый, похож на бублик без дырки и наполнен гемоглобином.
Молекула гемоглобина, если ее аккуратно размотать, напоминает медузу с четырьмя длинными щупальцами - молекулами белка, а голова его - гем, с атомом железа в серединке. Гемоглобин нужен, чтобы цеплять молекулы кислорода и углекислого газа.
Еще у меня есть оболочка - мембрана или стенка. Очень важная вещь. Во-первых, она придает мне форму. А во-вторых, вся пронизана специальными белковыми молекулами-ферментами - переносчиками газов. Но чтобы я в капиллярах легких пропитался кислородом и отдал углекислоту, в капилляр нужно сперва пролезть. Как назло, он тоньше меня, а значит, мне надо вытянуться в колбаску. Поры в моей мембране открываются, форма белков-ферментов изменяется, они приходят в рабочее состояние и начинают, как насос, одним концом извлекать из меня CO2, а другим - вталкивать кислород в гемоглобин, который становится ярко-алым. Ну и сам я становлюсь таким же.

Нелегкий и извилистый путь жизни у эритроцитов. Основательно пропитавшись кислородом, мы двигаемся по капиллярам и легочным венам. А потом (нас около 5 миллионов в микролитре) через левое предсердие залетаем в сердце. Тут настоящие русские горки! Хлопок! Через митральный (похож на митру - шапочка такая) клапан влетаем в левый желудочек. Думать некогда! Хлопок! И через аортальный клапан уходим по аорте в организм и по тканям. Кто в голову, кто в ноги, кто еще куда...
Там мы снова попадаем в капилляр. И все повторяется, только в обратном порядке. Я, правда, по пути немножко отъел кислорода из собственных запасов и прихватил из плазмы немного глюкозки. Работа работой, а есть всем надо. Ну это так, к слову.
Протиснувшись в капилляре, где-то в тканях я опять вытягиваюсь, ферменты активируются и снова качают, только на этот раз из меня - кислород, а в меня - углекислый газ.

Потемнев от огорчения, я выбираюсь из капилляра с венозной стороны. Пора назад. Медленными толчками по клапанам вены я поднимаюсь все выше, как по ступенькам, подбираясь к сердцу. Не дай Бог по дороге попасть в варикозную вену. Лучше сразу застрелиться! Булькаешь туда-сюда, вверх-вниз! Есть нечего. Кислород на исходе. Вокруг полным полно всякой гадости, кислятины, что попутно должна уходить в печень, почки и кишечник. Однако, как сказал мудрец бородатый, "движенья нет!" Неудивительно, что вокруг варикозных вен отмирают мышцы и кожа, и появляется дырка – трофическая язва.

Не будем о грустном. Постепенно поток в венах растет, меня несет через нижнюю полую вену в правое предсердие. В два хлопка я вылетаю в легочную артерию и затем - в капилляры легких. Все заново. Иногда удается залететь в грудину или гребни подвздошных костей таза, навестить и подкормить маму - стволовую клетку - кислородом. Мой роддом - костный мозг. И если есть роддом, то есть и кладбище. По человеческим меркам живем мы немного - два месяца. При условии, что все в порядке.

А что может быть не в порядке?

Например, в организме живет хроническая инфекция, человек болеет, ест что попало и как попало или (вот ужас-то!) забеременеет! Тогда в плазме (это наша атмосфера) появляется много недоокисленных активных веществ, и начинается кошмар. Вся моя мембрана покрывается этим мусором, как шелухой. Я становлюсь толще и, что самое страшное, не могу пролезть в капилляр! Не могу работать! И тогда меня перебрасывают по специальному каналу-шунту в артерию, откуда я попадаю на кладбище - в селезенку. Все.
Тут живодеры-лимфоциты стаскивают с меня мембрану, у освободившегося гема обкусывают белковые хвосты, а сам гем, уже без железа, прицепив к транспортному белку, отправляют в печень. Там он окончательно трансформируется в краску – стеркобилин - и с желчью выбрасывается в двенадцатиперстную кишку. Я отдал все, что мог. Не поминайте лихом.

Владислав Филинов, кандидат медицинских наук


Навигация по документам
Previous article Богатые тоже плачут Жители области о доступности медицинской помощи Next article
Voters total: 0
Average: 0

2010 - 2012